Прижизненный погребальный договор — гарантия спокойного будущего

Прижизненный погребальный договор — гарантия спокойного будущего

Похороны — это, так сказать, последний выход в свет, событие, где ты — главный герой

Все мы рождаемся и входим в земную жизнь на условиях обязательного ухода из нее. Как бы мы ни были настроены на свое личное восприятие и отношение к смерти, об обязательности ухода из этого мира у нас есть совершенно достоверное знание, и в нем никто не сомневается. Заведомая ограниченность жизни побуждает человека серьезно задумываться о ее смысле и подготовке к смерти. Казалось бы, это самая естественная позиция, поскольку у каждого впереди только смерть. Но взглянуть в лицо смерти, по сути — реальности жизни, многим людям очень страшно, и они предпочитают отворачиваться от этих мыслей, словно собираются жить вечно. Однако люди не страусы, и голову в песок им прятать не годится. Смерть все время напоминает о себе. По статистике, каждый человек переживает смерть близких людей восемь-девять раз в течение жизни.

Прижизненный похоронный договор в Новосибирске стал уже освоенной, реальной сервисной практикой. К слову, большинство заказчиков этой услуги не воспринимают ее чужеродной или нарочито заграничной. Кажется, что идея всегда витала в воздухе. Такая простая и человечная идея — о последнем дне, освобожденном от рутины и пошлой суеты.

Российская практика предварительных договоров на погребальное обслуживание гораздо моложе европейской, американской и японской — ей всего девять лет. Первопроходцем ее стал Новосибирск, который, к слову, вообще слывет в России концептуальной столицей погребального бизнеса.

Именно здесь в 2003 году были заключены первые предварительные договоры на погребальное обслуживание. Запустила этот деликатный сервис Социальная служба попечителей в паре с открывшимся тогда Новосибирским крематорием, идейным локомотивом многих возрожденных и новых похоронных ритуалов, — они и стали брать плату за услуги, которые будут предоставлены спустя какое-то время. Но так принято во всем цивилизованном мире — когда волеизъявление о достойном отношении к телу после смерти можно не только выразить, но и оплатить, независимо от того, кремация это или погребение в землю. В архиве Социальной службы попечителей Похоронного дома «Некрополь» уже несколько тысяч прижизненных договоров.

На людей, потерявших родных, порой налетают целые стаи хищных «ангелов» — агенты контор и конторок с вкрадчивыми манерами «канадских продавцов»

В процедурном смысле прижизненный договор на погребальное обслуживание выглядит как обычный заказ — с той разницей, что в нем не задействована справка о смерти. А еще принципиальное отличие в том, что в этом случае сторонам легче обговорить многочисленные нюансы. Гораздо легче, чем при обычном заказе, оформляемом по факту смерти. Ведь в тех обстоятельствах на родственников действует фактор стресса. И можно что-то упустить.

А предварительный договор — это и более взвешенные решения, и, главное, собственный выбор. Ведь немалое число людей подталкивает к предварительному договору еще и неверие в организационные способности родни (из песни слов не выкинешь): дескать, мои непутевые точно не справятся, продумаю лучше все сам (сама). Родственники ведь бывают разные. И ожидания, которые они внушают старшим членам семьи, тоже различны. Одни не уверены, что младшее поколение распорядится «гробовыми» деньгами должным образом. Другие, напротив, уверены в бытовой толковости и порядочности своих родных, но обеспокоены их ранимостью: мол, им и так будет плохо, так зачем им еще и стресс конторской суеты? И скептическая, и заботливая мотивация с равным успехом удовлетворяется именно предварительным договором.

В рамках предварительного договора обычно берут средний сервисный пакет — самое необходимое. Но постепенно диапазон клиентских пожеланий расширяется. Заказывают и эффектное оформление гроба (даже это можно сделать экономно), и необычный церемониал. Музыку тоже заказывают очень разнообразную: не только классику элегического стиля, но и лирические песни, и даже порой частушки — словом, все, что радует человека в этой жизни, что составляет музыкальный эквивалент его «я». Благо в арсенале крематория есть высококлассная стереосистема для музыкального сопровождения церемонии, дающая очень живой, глубокий звуковой ряд, есть и партнерские музыкальные коллективы.

Пока часы идут…

Пока часы идут…

 

Дизайн и материал гроба, цвет и оформление гробовой постели, музыкальное меню — все тщательно оговаривается и фиксируется в договоре. И будет в точности воспроизведено на церемонии — цвет в цвет, тон в тон. А проявление фантазии — это естественная, здоровая черта. В этой сфере тоже есть и мода, и соревнование честолюбий. Ведь пожилые люди по-особому смотрят на похороны своих знакомых, друзей, ровесников — созерцательно-оценивающим образом. Потому многие приходят за предварительным договором, руководствуясь впечатлениями, полученными на похоронах знакомых и друзей. Впечатлениями как негативными («Не хочу, чтоб со мной так же нелепо обошлись, заготовлю все заранее»), так и позитивными — естественным состязательным желанием «сделать так же, и даже лучше». Да, фактор честолюбия тоже работает. В конце концов, похороны — это, так сказать, последний выход в свет, событие, где ты — главный герой.

Бесспорным практическим достоинством прижизненного договора сами клиенты считают его «деньгоохранительную» функцию. В каждом договоре зафиксированы цены, существующие на момент его заключения. Например, договоры, заключенные в 2003-м и 2004-м и реализованные в 2012 году, стали эффективной инвестицией: ценовая пропорция 2004 — 2012 позволила очень существенно сэкономить. Цены на заказ не вырастут, сколь бы долго ни будет храниться договор до вступления в силу, и в прощальный день доверенным лицам ничего доплачивать не придется. А вот «гробовые» деньги, хранящиеся дома, инфляция ест очень бодро.

Этот день должен быть свободен от рутины и пошлой суеты

Наконец, договор — защита от «похоронной мафии», от докучливых похоронных агентов. Ведь смерть родственника или близкого — мощнейший стресс. Стресс, который обезоруживает, искажает восприятие реальности, делает человека уязвимым для погребальных аферистов. На людей, потерявших родных, порой налетают целые стаи хищных «ангелов» — агентов контор и конторок с вкрадчивыми манерами «канадских продавцов». Эти специфические люди пребывают в хищной готовности «обслужить клиента», даже не дожидаясь его последнего вздоха.

В Новосибирске наблюдались совершенно фантасмагорические ситуации — и драки агентов конкурирующих контор, и прибытие возбужденных спецов к постели еще живых людей. Например, один такой «хороняка» буквально ворвался в квартиру, где в окружении родственников проводила свои последние дни старушка с терминальной фазой рака. В тот день она как раз пребывала в состоянии ясного ума (онкологическая смерть иногда дарует своим жертвам такую особую прощальную ясность) и увидела, как в ее комнату растрепанным вороненком влетел юноша с характерными хищно-угодливыми манерами. Родственники были потрясены больше главной героини и не смогли выдать внятную реакцию. Зато бабушка оглядела хищного херувима и с ласковым сарказмом сказала: «Рано ты, деточка. Жива я еще. На неделе приходи». Несмотря на сумрачную иронию этой сцены, от нее, согласитесь, мурашки по коже.

Прижизненный погребальный договор надежно защищает семью его инициатора от подобных атак. Ушлым «хоронякам» просто нет места в этом сюжете. Хлопотами, связанными с последними днями человеческой жизни, будут заниматься загодя назначенные профессионалы. Делать это они будут деликатно, с почтением к покойному и его родным, без лукавых «дополнительных» расходов. Этот день должен быть свободен от рутины и пошлой суеты. Таким он и будет при воплощении договора.

Кстати, многие прижизненные договоры, заключенные еще в 2003-м (в год, когда стартовал этот сервис), до сих пор не вступили в фазу исполнения — люди, заключившие их, живы. Парадоксально, но факт — это словно продлило им жизнь. Лев Толстой так и писал на этот счет: «Все мысли о смерти нужны для жизни».

  • Похоронный дом «Некрополь»

  • Ул. Фрунзе, 67/1, тел.: (383) 363-78-78, 211-38-49 (круглосуточно)

  • Служба социальных попечителей — тел. 8-913-791-05-76

Источник: Комсомольская правда, 03.08.2012

 


Напишите нам или закажите обратный звонок

Мы на связи круглосуточно, 7 дней в неделю, 365 дней в году. В любое время распорядитель похорон окажет Вам необходимую помощь и поддержку. Для Вашего удобства мы предусмотрели возможности связаться с нами по короткому мобильному номеру, электронной почте или WhatsApp. Чтобы написать нам прямо сейчас, воспользуйтесь формой обратной связи